В музей к Горькому

Дата публикации: 08.05.2019

В музей каждый ходит за чем-то своим. Я, например, к Римскому-Корсакову ходила, чтобы прикоснуться к клавишам его рояля, к Некрасову – посидеть в его кресле, к Чайковскому – постоять у его рабочего стола. Будучи в Нижнем Новгороде, бывшем Горьком, сходить к М.Горькому, казалось, просто необходимо, вот только никак не могла понять – зачем. Но пошла…

До открытия оставалось минут десять, стоять на солнцепеке не хотелось, зашла в небольшой сад. Некогда ухоженный, он зарос, в буйных сорняках почти совсем невозможно было уловить былые идеи и точность их исполнения. Вздрогнула от звука открываемого наверху окна, улыбающаяся женщина помахала рукой, приглашая заходить. Все было как-то слишком буднично и незамысловато и не сочеталось с моими понятиями о великом русском писателе – символе социалистического реализма. Подержалась за старинную дверную ручку – ничего не чувствую: ни великого символа, ни простого человека. Зато поняла, зачем пришла сюда – хочу почувствовать Горького как обыкновенного жителя Нижнего конца XIX века.

После его «жизни в людях», после странствий по России, после публикации первого рассказа в Тифлисской газете «Кавказ» он возвращается в Нижний Новгород, чтобы заняться литературным трудом. В кабинете – большой стол, сделан на заказ, с тайным ящиком для запрещенной литературы… Диван кожаный, дорогой, куплен на ярмарке… Надо отметить, что за эту квартиру, занимающую весь второй этаж, Горький платил тысячу рублей в год – сумму немалую, да еще 150 рублей – за телефон. Въехав, он провел сюда электричество. А самой первой покупкой в этот дом стал самовар (правда, без трубы, денег на нее тогда не хватило). Горький любил бывать на ярмарке, писать о ней, наблюдать за ней и покупать. Так в его доме появились многие вещи, посуда, любимое кресло.

   

Большой обеденный стол, еду приносили из буфетной, куда доставляли из кухни с первого этажа. И делали это родственники, которые в качестве прислуги приходили сюда подрабатывать. Дорогой дрезденский сервиз, который не часто встретишь даже в богатых домах. Из всего следует, что Алексей Максимович в то время был человеком не бедным, и судя по укладу жизни – образованным, умеющим и работать, и отдыхать.

Из его кабинета попадаем в маленькую супружескую спальню – две аккуратные кровати в разных углах. Горький заботился, чтобы не разбудить жену, если он заработается за полночь. Вход в его квартиру на второй этаж был отдельный. Существовал и тайный выход. Пока на входе встречали непрошенных проверяющих, на выходе провожали революционно настроенных. Правда, глядя на квартиру, представить в ней революционно настроенные собрания и митинги крайне проблематично. Очень традиционное мещанское жилище с патриархальным укладом и традициями. И живущие в нем – не бедного достатка. А вот то, что здесь частенько гостили столичные музыканты и писатели, принимаешь сразу.

Даже комната есть, где живал Федор Шаляпин. И то, что Горький принимал самое активное участие в создании в Нижнем Новгороде народного театра, тоже органично вписывается и в его уклад жизни, и в его деятельный характер.

Для полноты картины замечу, что именно в эти годы жизни М.Горький становится известным в России и мире писателем. Кроме рассказов, вышли романы «Фома Гордеев» и «Трое», пьесы «Мещане» и «На дне».

Вглядываюсь по-хозяйски в открытое окно, из которого мне махала сотрудница музея, оно как раз расположено в кабинете писателя, и радуюсь открывшемуся пространству двора и заросшего сада. Есть что-то в этой картине удивительно созвучное душе русского человека, каким бы делом он ни занимался и в каком бы времени он ни жил. Вглядываясь, где-то на генном уровне начинаешь чувствовать не только мысли, уже более ста лет запечатленные в литературных произведениях, но и причины их породившие… Согласитесь, ради этого стоит иной раз побывать в музее.

Елена Михайлова